Водлозерье

 

Уголок этот - Водлозерье, расположенный на востоке Карелии, - один из интереснейших ее районов. Когда-то здесь, вокруг тридцати километрового Водлозера, были два погоста, множество часовен, около сорока зажиточных деревень. После революции все изменилось. Остались лишь забытые, сейчас уже разрушенные, часовни да нетронутый Ильинский погост на Малом Колгострове, чаще все же называемом как остров Ильинский погост. О нем и пойдет речь.

 

Этот остров, на котором стоит храм, расположен на расстоянии 20 км от Куганаволока - единственной оставшейся жилой деревни на Водлозере. Храм был построен в 1798 году на месте обветшавшей шатровой церкви XVI века, возведенной, по преданию, основателем Ильинской пустыни старцем Демьяном. Один престол храма освящен в честь пророка Илии, а другой - в честь Успения Пресвятой Богородицы. В трапезной есть еще теплый зимний придел - Василия Великого. Четверик храма крыт кубом - очень своеобразным завершением, похожим на большую луковичную главу со срезанными четырьмя гранями. Такие храмы стали появляться на Русском Севере с конца XVII века, после запрещенного Патриархом Никоном «неканонического», по его мнению, шатра.

 

А еще у погоста прекрасная ограда, почти крепостная стена. Главный вход на Водлозерский погост состоит из крепких тесовых ворот и калитки, прочно сжатых с обеих сторон двумя срубами. Клети сруба вместе с воротами покрыты общей кровлей. В праздничные дни здесь была ярмарка, толпился народ, и клети использовались как торговые лавки. Ограда Ильинского погоста знаменита еще тем, что реставраторы Кижского ансамбля восстановили его утраченную ограду как копию с Ильинской.

 

Праздничные дни и сейчас бывают на острове - точнее, один день, Илии Пророка. Со всей округи съезжаются люди поправить могилы родственников, посмотреть храм, просто поговорить о жизни.

 

 На Ильин день 2000 года в пустынь по благословению архиепископа Петрозаводского и Карельского Мануила и по просьбе дирекции Водлозерского парка приехал литургисать иеромонах Нил, в то время бывший наместником Муромского Успенского монастыря, расположенного на восточном берегу Онежского озера. Приехал, отслужил... и почувствовал, что здесь его место. Испросив благословения у владыки Мануила, отец Нил уже в октябре поселился на острове в небольшом, правда, еще недостроенном домике-келье.

 

Северные осень да зима холодные, поэтому батюшке порой приходилось трудно. Из плохо срубленных углов и окон дома сильно дуло, дымила и слабо грела печка, ведро с водой, поставленное на нее, к утру уже замерзало.

 

- «А я завешу окно мантией - дует меньше», - говорил о. Нил. Да что в доме - в храме не было печи вовсе, в сильные холода замерзало даже вино для причастия, и батюшке приходилось пользоваться термосом! Но зато из-за отсутствия печи храм изнутри «покрывался серебром» - на стенах миллионами ледяных иголочек выступал иней, и во время службы огни свечей, зажженных батюшкой, отражались в них радужным сиянием, переливались огнями драгоценных камней. Удивительно, правда?! Словно сама природа старалась украсить к службе старый храм.

 

После ледостава на остров стали забегать волки. Узнал это отец Нил по следам на снегу и по поведению своей кошки Моськи - никак она не хотела выходить из дома, а когда батюшка выставлял ее на крыльцо, она тут же начинала скрестись в дверь, проситься назад. Хотя сама по себе Моська не из пугливых - сопровождала батюшку во всех длительных поездках, жила с ним на Валааме, в Муромском монастыре.

 

Так и прожил батюшка на острове зиму - молитвой. Старый храм вновь праздновал Рождество Христово, Святки, Крещение Господне, Пасху...

В июне 2001 года мы первый раз приехали в Ильинскую пустынь. Цвела сныть - та самая трава, которой питался преподобный старец Серафим Саровский - и храм стоял на большой поляне, словно на облаках. Первым же впечатлением было: как похоже на общую свечу! В старину так называлась большая восковая свеча, которую ставили для бедных - тех, кто не мог купить простую церковную свечку. Они давали, сколько могли - кто грош, кто полушку, а мiръ давал остальное. Свеча была большой в высоту, и Ильинский храм тоже очень высок - его главка выглядывает из-за макушек самых высоких елей. Кубоватое же его покрытие очень похоже на огонь.

 

Была суббота, день поминовения усопших, и батюшка служил панихиду. Так хотелось побыть на острове подольше, но, погостив 2-3 часа, нужно было уезжать - нам предстояло ехать дальше к Белому морю, - и поэтому осталось лишь то мгновенное впечатление, смешанное с чувством нереальности происходящего и ощущением какой-то неразгаданной тайны. А она оказалась очень простой: мы просто не успели почувствовать самой главной - внутренней, молитвенной - жизни храма. Приехав в следующий раз в августе - уже не для того, чтобы посмотреть погост, а паломниками, - мы остались на четыре дня. И убедились, что паломникам действительно многое Господь подает. Неспроста издревле на Святой Руси существовал этот обычай.

 

Приехали специально на Успение, второй престольный праздник на погосте, и батюшка, как обычно, служил весь суточный круг богослужений: и вечерню, и всенощную, и полунощницу, и, конечно, праздничную Божественную литургию. Мы причащались. Господи, как необычно - в первый раз же - и благодатно стоять на вечерних службах: всенощной и полунощнице! За окнами храма темно, Богородица, по преданию, обходит монастыри - смотрит, кто молится... И правда, словно ощущалось Ее присутствие. Теплится несколько свечей (на острове нет электричества), пахнет трехсотлетними бревнами, слышны, точно с неба, слова молитвы; кажется, что еще много монахов, подвизавшихся здесь, молятся с нами вместе.

 

В день Успения было тепло и солнечно, хотя и в предыдущие, и в последующие дни дул ветер-северик, и небо было покрыто свинцовыми тучами. А за праздничной литургией на окно прыгнула белка. Заглянула в храм и совсем не удивилась нашей праздничной радости - видно, и она знала о Второй Пасхе, о которой не знают многие люди, - и убежала. «Ибо тварь с надеждою ожидает»»...

 

Постепенно восстанавливается храм, постепенно налаживается духовная жизнь Водлозерья. С октября 2000 года в заново освященном храме Ильинского погоста постоянно ведутся службы, совершаются требы, читаются акафисты. К сожалению, мало местных жителей приходит на службу к батюшке Нилу - все-таки 20 км по воде до острова, да бензин нынче дорогой, да заправка ближайшая за 100 км в Пудоже. Но стали меняться люди: сначала заглядывали к батюшке на чай, поговорить, а затем и на службу стали приезжать. Хоть редко, хоть один-два человека, но потянулся народ к возрожденному Ильинскому храму.

 

Пустыни помогают Водлозерский национальный парк, Карельская епархия. Отремонтирован храм: заменены кровли трапезной, алтаря, покрытие колокольни. В теплом Васильевском приделе сложили добротную печь, заново воссоздали главку над его алтарем. Необходимо еще утеплить зимний храм, отремонтировать ограду погоста, привести в порядок старое кладбище. Старинный резной иконостас смотрит пустыми глазницами, нужны новые подсвечники, облачения, нужны деньги, нужна рабочая сила... Если Господу будет угодно, то все это появится - и подсвечники, и другое имущество. Самое же главное есть - возобновлена монашеская жизнь в еще одном святом месте. И молится за нас, за нашу Россию настоятель Водлозерской Ильинской пустыни иеромонах Нил.

 

Памяти иеромонаха Нила

 

Батюшка погиб в ночь на 9 августа 2003 года. Но два месяца никто из людей об этом не знал, только в ноябре все раскрылось...

За неделю до его гибели на острове появились двое мужчин и, вероятно, испросили у батюшки благословения пожить на острове в качестве трудников. Батюшка в это время отправил братию по делам в Муромский монастырь, а сам остался на острове один. Получив разрешение, эти двое жили почти неделю на острове, работали по хозяйству, отец Нил их кормил, поил, вразумлял, как мог. В ночь на 9 августа они залезли в алтарь Ильинского храма, выпили все хранившееся там вино для причастия, а затем пошли в келью отца Нила. Батюшка в это время читал полунощницу...

Он погиб как истинный Воин Христов – на своем посту, за молитвой.

В субботу, 9 августа, к отцу Нилу должны были приехать паломники из Петрозаводска. Несколько человек ехали креститься. Паломники долго ждали его на берегу Водлозера, чтобы он переправил их на остров, но батюшки не было.

Тело иеромонаха Нила нашли только 6 ноября. Похоронили 10 ноября у алтаря Ильинского храма. Отпевали батюшку настоятель храма Серафима Саровского в Пудоже о.Николай, друг отца Нила по Муромскому монастырю иеромонах Киприан, ныне служащий настоятелем храма в Великих Луках, и иеромонах Паисий из Вожеезерского монастыря.

Трудно передать, что пережили за время неопределенности друзья и духовные чада батюшки. Сначала молились как о пропавшем без вести. Затем ставили свечи у иконы Богородицы «Взыскание погибших». Читали вместе в одно время тропарь Александру Свирскому. Заказывали молебны и сорокоусты в монастырях, служили в Петербурге молебны в церкви Святой Екатерины в Академии художеств, в которой отец Нил (тогда еще Алексей Савленков) долгое время был прихожанином, молились в часовне Спиридона Тримифунтского.

По общим молитвам Господь открыл место, где было сокрыто тело.

Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего, иеромонаха Нила, и сотвори ему вечную память!

 

ЗАДЕРЖАН ПОСЛУШНИК ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В УБИЙСТВЕ ИЕРОМОНАХА НИЛА.

Прокуратура республики Карелия сообщила, что в ходе федерального розыска в Мордовии задержан человек, подозреваемый в убийстве иеромонаха Нила, настоятеля Ильинской пустыни, которая находится на территории Водлозерского национального парка на юго-востоке республики Карелия. Как рассказал прокурор Карелии Владимир Панасенко, убийство отца Нила произошло в начале августа прошлого года. Иеромонах, служивший на пустынном острове Ильинский в национальном парке, пропал. Его тело со следами насилия обнаружили лишь спустя три месяца у соседнего острова. Одновременно исчезли и двое послушников, помогавших священнику. После обнаружения тела иеромонаха один из послушников, уроженец Тольятти, был объявлен в федеральный розыск. И вот недавно его задержали. В ближайшие дни он будет доставлен в Петрозаводск. Мотивы убийства пока не ясны.